Первые Камни Преткновения во Вроцлаве

«Камни, которые я устанавливаю, являются реальным доказательством существования людей, которые никогда не будут похоронены, так как они погибли в газовых камерах» – говорит немецкий художник Гюнтер Демниг. 2 февраля 2016 года он заложил два свои первые Камня Преткновения во Вроцлаве.

 

Прежде всего мы должны объяснить, почему же Камни Преткновения в память семей Зорек и Трейтел во Вроцлаве являются первыми в своём роде, даже несмотря на то, что подобные мемориалы уже были установлены здесь прежде.

До сих пор во Вроцлаве был установлен только один мемориал – он был отлит в память католички, святой Эдиты Штейн. Она родилась в традиционной религиозной еврейской семье и прошла свой путь от атеизма к католицизму. В 1933 Эдита Штейн вступила в женский монастырь Сестёр Кармелиток и взяла себе имя – сестра Тереза Бенедикта. Она умерла в Аушвице в 1942 году. Её причисление к лику святых до сих пор вызывает вопросы. Есть те, кто сомневается, стоит ли признавать Эдиту Штейн католической мученицей, так как, вероятнее всего, она умерла из-за своего еврейского происхождения. Как говорят, её последние слова, сказанные сестре, которая тоже стала католической монахиней, были: «Пойдём, мы идём умирать за наш народ».

Эдита Штейн родилась в 1891 году в Бреслау и, возможно, является самым известным его жителем. В 2008 году Камень Преткновения был заложен перед домом, где жила семья Штейн, улица Нововейска 38. Фактически, это был первый Камень Преткновения во Вроцлаве, но всё же он принадлежит к другой категории, нежели камни заложенные в 2016. Прежде всего потому, что Эдита Штейн – единственный член её семьи, имя которого почтили медной табличкой, вмонтированной в тротуар вместо обычной плитки. Лишь Эдита была отмечена, хотя трое её братьев и сестёр тоже умерли во время Холокоста: её сестра Роза (тоже монахиня) погибла в Аушвице, а двое других в Терезине. Таким образом этот Камень Преткновения относится к монументам, отдающим дань уважения лишь одной личности. Как таковой, он имеет мало общего с проектом Гюнтера Демнига, в котором он не делает различий между более или менее «значимыми» жертвами нацистского режима. Художник, который работает над этим проектом на протяжении последних двадцати лет, ясно даёт понять, что его цель состоит в почтении памяти каждого человека, который пал жертвой нацистского террора. Возможно, не буквально каждого человека, учитывая масштабы преступлений Нацизма, однако уже более 45000 Камней Преткновения было установлено по всей Европе, и планируется ещё. Художник воплощает свою идею следуя цитате из Талмуда: «Лишь тогда человек забыт, когда его имя забыто.»

Единственным местом в Польше, где можно найти Камень Преткновения, является маленький городок Слубице, расположенный на реке Одер, возле Германии, и делящий свои границы с немецким городом Франкфурт. Плитка установлена на бывшей Холцхофштрассе 18 (сегодня Улица Коперника) в честь Карла Риттера – немца, открыто критиковавшего нацистскую партию. Он был отправлен в концентрационный лагерь в Сонненбурге, а вскоре после освобождения в 1933 году покончил с жизнью.

Камень в честь Риттера был заложен в 2009 заодно с многими другими мемориалами, установленными в тот год на немецкой стороне границы. Кроме того, во Франкфурте в честь Риттера названа площадь. Он хорошо известен – обычный человек, который нашёл в себе мужество выступить против НСНРП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия). Однако, когда после войны были изменены границы, дом Риттера оказался на польской стороне. Поэтому плиту пришлось установить и там. Как и в случае с Эдитой Штейн, Риттер не слишком соответствовал идее проекта Демнига. Он довольно чётко выразился, что не хочет, чтобы национальные или местные власти отвечали за выбор людей для мемориалов. Демниг хотел бы избежать риска, ведь решения могут быть приняты в политических или личных мотивах.

Большинство Камней Преткновения были установлены в Германии. Когда Демниг в конце 1990х принёс идею своего проекта в Польшу, практически каждый бюрократ в каждой городской администрации начинал выступать со своим собственным представлением, как можно было бы улучшить проект. Некоторые хотели видеть Камни Преткновения в виде табличек на зданиях (чтобы по ним нельзя было ходить); другие беспокоились, что плитки могут украсть (так как они сделаны из меди, довольно дорогого металла); третьи считали, что подобного рода монументы должны закладываться только в честь известных людей. Демниг рассчитывал заложить камень в Варшаве, но легальная процедура была настолько сложной, запутанной столькими учреждениями, что у семей просто опускались руки. Проект всё же удалось воплотить во Вроцлаве после многих лет бюрократической борьбы.

Это было нелегко. Майкл Зорек, чья семья была первой, увековеченной во Вроцлаве, потратил почти два года на сбор всех необходимых разрешений. Он сказал, что это стало возможным только благодаря его упорству и настойчивости. Возможно, ему также немного повезло. Городские чиновники не осознавали, насколько длителен весь процесс. Тем не менее, они пытались помочь Майклу всем, чем могли. Он сделал сотни телефонных звонков и написал сотни писем, и это несмотря на то, что он не знает ни слова по-польски. Ему бы никогда это не удалось, если бы он следовал тем советам, которые ему давали в различных отделах городской администрации. Но Майкл был упорен и находчив. Когда ему сказали предоставить актуальную фотографию дома, где жил его отец, он нашёл её в Google Earth, а затем отправил письмо хозяйке пекарни неподалёку с просьбой сделать снимок для него.

По просьбе Майкла сотрудник Департамента Международного Сотрудничества подготовил для него руководство из восьми шагов, которые требуются для получения всех разрешений. В него были включены все названия подразделений, должностных лиц, адреса электронной почты и телефонные номера. Тем не менее, когда другие семьи пытались использовать руководство для их собственного проекта, оно уже не подходило. С начала февраля 2016 (т.е. прошёл уже практически год), две другие семьи пытались следовать процедуре, успешно применённой Майклом, но безрезультатно. Камни Преткновения для этих семей уже были отлиты, оставалось только их установить. Несмотря на то, что у них были польские друзья, делавшие телефонные звонки, никто не хотел их слушать. Их перенаправляли из одного департамента в другой или просили обратиться к сотруднику, который помог Майклу. Он отвечал, что процедура выходит за рамки его компетенции и у него просто нет времени помогать каждой отдельной семье, которая хочет установить Камень Преткновения.

Семьи, чьи родственники жили в Бреслау, говорят, их борьба никогда не закончится. Печальная история. У них есть руководство, которое не работает, и городские служащие, игнорирующие их, как надоедливых попрошаек. Но получение разрешения на закладку камней – это всего лишь верхушка айсберга. Время ожидания Демнига, чтобы запланировать и приехать на церемонию закладки камня – больше года.

Майкл Зорек выразил свою точку зрения по этому вопросу: «Я надеюсь, что в будущем город Вроцлав осознает, что когда погибают поколения, связь с их родным городом может быть утрачена. Камень Преткновения установил связь с Вроцлавом для меня, моих детей и, хотелось бы верить, для грядущих поколений. Они будут знать, что Вроцлав – место, откуда происходит их семья. Место, которое всегда можно посетить и где им рады.»

В настоящее время две другие семьи с помощью польских друзей пытаются получить все необходимые разрешения. Они планируют ещё немного подождать, но если окажется, что их усилия напрасны, они намерены обратиться напрямую к мэру города.

Сегодня Камни Преткновения установлены в двух местах Вроцлава – на ул. Едносьци Народовэй 95 (семья Зорек) и ул. Сьвидницка 39 (семья Трейтел).

 

Реализация проекта стала возможной при поддержке „Minyanim”

Переводчица: Варвара Редмонд